Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Предполагаем жить

    Третий день ноет сердце на имени Горчев.
    Несколько человек в ленте цитируют «Предназначение». Лет семь назад я пришла от него в восхищение, друзьям разослала. А в этом контексте кажется неуместным — искусственно символическим, пафосным. Да просто жил, жил человек — и внезапно умер. Не концептуально. А с Мирозданием они как-нибудь сами разберутся.
    Мне куда больше нравились книги Горчева, чем жж Димкина. Когда узнала его вживе, показался не похожим на образ, встающий за текстами. Ничего брутального — тихий субтильный интроверт. А потом перещелкнуло, совпало; как там у Грина — «все перевернулось, и в перевернутии встало на свое место».
Collapse )

Сентябрьская Москва

на редкость хороша. Можно шуршать листьями, тепло (нежарко!) и пахнет осенью. Зато (как же без «зато») телефон доверия ФСБ на каждом шагу, очень дорогая еда (дороже книг), Дом Ханжонкова на ремонте, пара выставочных неудач и отсутствие ночного транспорта :). Чудный рекламный щит с призывом повесить Ван Гога (вместо ковра), иллюстрируемым почему-то шагаловской картинкой.

Биеннале нынешнее даже Кузьмин не ругал :). Но для меня оно все-таки гораздо жиже прошлого. Открытий не было. «Малый Транзит» куда осмысленнее Большого (увы, не люблю Кальпиди). Ну да, услышала впервые Фанайлову, Горалик и Барскову; ну да, говорят, четвертого где-то будет выступать Кенжеев (пожертвую, наверно, купленными уже билетами на Манану Менабде); ну да, как водится, рада слышать Полякова и Жадана, видеть московских друзей-приятелей-знакомых; ну да, на слэме (сомнительное, впрочем, дело) показалась чудесная Аня Логвинова… и все же фестиваль стал, мне кажется, тусовочнее=фуршетнее. Б.Х. говорил на круглом столе о поэзии в отсутствие редактора, корректора и… читателя — ощущаю себя этим самым… отсутствующим.

С развиртуализацией и вовсе облом… никто практически не выразил знакомственного энтузиазма. Что ж, так нам, патлатым, и надо.

Впереди еще два концерта в «Доме», Переделкино, Врубель в Третьяковке и четыре дома, в которых очень хочу побывать :).

И — тенью — вчерашняя смерть Ланцберга. Из редкостных людей, да.