Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

«Из них и получились…»

Предсказуемо высовываюсь в форточку: ау? Правда, в день рожденья не свой, но Романа Григорьевича Л.
Которого (шепотом: ура) в ознаменование этого самого дня окончательно изгнали из фб обратно на жежешные просторы.


Что касается отчетного периода что дискретность учета разрушает непрерывность жизни»)… Жизнь (рифма роза) продолжается, война — тоже, люди есть (хоть большей частью непростительно далеко), книги есть, работа есть; внук растет и интереснеет; побывала в Нью-Йорке, где жила у замечательной turtle_t, в Израиле (сами-знаете-у-кого, а кто не знает, тому не нужно), в Польше, как водится (другая константа — Львов и Киев), а еще четыре дня (да здравствуют лоукосты) в Амстердаме, который прекрасностью почти с Венецию. Вот о Польше, кстати: с одной стороны, я тоже в оторопи от произошедшего там, с другой же — все до единого мои польские друзья и знакомые не просто не сочувствуют ПиСу, но активно участвуют в акциях КОДа. Та же параллельная реальность, что и с московскими друзьями. В Москву же пока не езжу — ступор не прошел, но жду всех в гости.

Впрочем, не стоит впадать в обстоятельное отвечанье на какдела. Лучше уж ностальгическая оглядка — подборка. О счастье, щастье и смыслах. Кат не ставлю: чай, не фейсбук, а проникнуться интересами айфонизированных масс не способна, поскольку смартфоном еще не обзавелась.
(И сменю заодно юзерпик, которому лет двенадцать-тринадцать, на актуальную фотографию. Юзерпик-лицо — это не нарциссизм; просто мне отчего-то правильным кажется видеть собеседника, а не котиков в широком смысле.)

Голоса

otte_pelle
В конечном итоге, по мере жизни, в случае обретения спокойствия, с тобой остается только то, что ты действительно любишь, а на все остальное жалко времени. И в этом, наверное, секрет счастливой старости. Почему бы не позволить себе это прямо сейчас, как вам кажется?

quod_sciam
Уязвимость — очень человеческая вещь, что бы там ни говорили компьютерщики.
Готовность же отказаться от всемогущества, перестать отсчитывать мир от себя, не убояться боли… здесь начинаются категории, о которых я не возьмусь рассуждать. Я только знаю, что не выходя из надежных пределов, не открываясь, не подставляя себя ежесекундно под удар, не отваживаясь на нелепость, на поругание и неизвестность, мы не бываем счастливы.
Нет, счастье — вот это трепетание смысла, сиюминутное, невесомое — не есть абсолютная ценность, классик прав, много на свете прекрасных вещей, кроме него, оно слишком неосознаваемо, слишком человечно и мимо ума, чтобы стать основой чего-то. За него платишь всем собой, оно так лихо проводит ток внешней реальности, что тебя бьет и бьет разрядами, не увернуться.

saeshka
Я больше не сомневаюсь, существует ли счастье, и больше не интересуюсь, что именно разные люди называют этим словом.
Потому что счастье — есть. Счастья сколько влезет. Именно — сколько влезет в конкретную сущность. (Та же фигня и со смыслом, и с Богом.) <…>
Я могу сколько угодно обижаться на ограниченность собственного восприятия, но спорить с тем, что дело в нем и только в нем, бесполезно. <…> Решать, что осмыслить, а что оставить бессмысленным — личное дело каждого. А все ограничения и невозможности только в помощь.

yellow_rat
Жизнь — она все-таки лучше, чем все остальное.

a_grabenich
Но я и сейчас считаю, что, утрируя, если на меня из-за угла выскочил человек с бензопилой и отрезал мне бензопилой ногу, то по-настоящему, неизбывно страшно думать об этом человеке, а не о том, что теперь мне всю жизнь прыгать на одной ноге. Хотя, конечно, непосредственных проблем больше доставляет нога, вернее ее отсутствие :)

chingizid
Так называемый возрастной консерватизм взглядов, который якобы сопутствует так называемой «зрелости», с точки зрения потустороннего наблюдателя, достигшего примерно того же самого так называемого зрелого возраста, выглядит так: я прожил говенную жизнь и скоро сдохну, чего и вам всем желаю.
Не слушайте консерваторов, дети. Они говорят, что это у них от возраста ум отрос, а на самом деле просто благоразумно начали помирать загодя, и теперь им страшно: а вдруг другие как-то выкрутятся? И заранее завидно.
Взрослых вообще надо слушать пореже. И только веселых, которые ни черта не боятся (или хотя бы не всего и не всегда).

...Ну что ж, вектор задан; кто со мной — стройными рядами в веселые старушки?
Спасибо за внимание, оставайтесь с нами.

О местном, не девичьем

Второй раз во время выборов я оказываюсь за пределами страны — и второй раз от результата хочется немедленно бежать из Одессы. Не то чтобы я полагала, что мое присутствие изменило бы результат… и все же оба раза наивно верила в лучшее. Но город, в котором живу всю жизнь, «опять кем был, тем оказался», как пелось в одной давней песенке.

Проголосовавшие за мэра-бандита (неметафорического) гордо надувают щеки: у нас особое место и особый путь. Все тот же одесский миф — Кощеем Бессмертным, Всемирный (sic!) клуб одесситов, Новороссия (красивое имя, но невысокая честь) и ощущение себя хранителями огня и носителями культуры. Уютной такой культурки, с Дерибасовской угол Ришельевской, в которой графоманы устраивают фестивали, организуют союзы и зовут друг дружку «культурными деятелями», а улыбчивая филологиня пишет в комменте московским (вменяемым) друзьям: да что вы набросились на Путина, он на фоне наших бел и пушист!

Отлично сформулировал один известный одесский художник (копирую комментарий из фейсбука):
одесса конечно обладает лица необщим выраженьем.
как впрочем и полтава, каунас, кутаиси и усть-каменогорск. а также роттердам и шанхай.
да, есть и локальная специфика. в частности в одессе глубочайший провинциализм удивительным образом сочетается с ничем не оправданным снобизмом, доходящим до комизма. при этом, к сожалению, в итоге обычно получается скучно глупо и банально.

И как остро эта глубочайшая провинциальность, эта застоялость болота и, мягко говоря, невысокая планка местного междусобойчика чувствуется во Львове, куда я каждый год приезжаю на форум издателей. Когда в сентябре после встречи с Тарасом Прохасько я восхитилась: какие лица сплошь прекрасные! — моя двадцатилетняя подруга удивилась: а разве не везде так?.. Увы, при всем своем оптимизме дожить до такой концентрации лиц в Одессе я не надеюсь.

Ну и свежее впечатление наложилось: реакция на вчерашний фейсбучный пост Бориса Херсонского о тошнотворности военных метафор в приложении к сегодняшней нашей жизни. Я не имею в виду градус разъяренности: привыкли уже, на войне как на войне. И не о троллях я (их там мало — в основном-то негодуют искренне). Нет, все куда запущеннее: впечатляющее большинство ярящихся оппонентов попросту не прочли написанное, оказались неспособны понять простой текст. Это все то же печальное знание последних двух лет: как мало людей умеют думать своей, нетелевизорной головой и как легко пресловутым большинством манипулировать.

Два дня назад умер в Нью-Йорке Юрий Макаров — один из немногих ярких и талантливых одесситов, не спекулировавших одесской особостью.
Сегодня прочла в жж о том, что другой прекрасный Юрий — Устинов — уже восемь месяцев сидит в СИЗО. Очередная непрошибаемая стена.
Очень хочется в такие минуты противовесов и точек опоры. Это, собственно, единственная причина моего жж-писания, то бишь ауканья. И еще: если кто не читал — поглядите, пожалуйста. Даже сорок идиотских запятых, которые понавтыкал кто-то из не умеющих читать, не испортят радости от внятных и прекрасных вневременных слов.

а давайте до июля продержимся — мы!

Когда последний раз писала тут — в марте, была уверена, что теперь-то уж стану появляться (и ведь на самом деле не так важно — с чем, важна перекличка). Но потом как-то все сразу навалилось (развалилось) — и я вновь занырнула в молчание.
И как ни смешна мне самой дурацкая манера выглядывать в окошко в честь дня рожденья (который в мои-то лета лучше бы запрятать в карман поглубже), но ничего не попишешь, все равно ведь предупреждалка и все равно придут поздравлятели, ну и не выйти навстречу невежливо как-то.
И это не светскость (во мне ее и раньше-то не было, а сейчас, после столь ярких открытий в области психологии масс, и подавно) — я правда по многим из вас скучаю. Потому что мне по-прежнему это — люди и ниточки меж ними — кажется самым важным и осмысленным (уж простите те, кто вокруг пароходов и строчек строит свои смыслы).
Ну вот, пусть будет краткий отчет за прошедший личный год. Collapse )

...А в Одессу и правда можно приезжать. Незнакомая мне девушка верно написала.

Актуальное: часть третья


        Отыскала у себя файл 2004 года с выборкой из разных тогдашних постов и текстов. Не могу не поделиться более чем актуальными фрагментами (авторов не помню; вопрос, не забанили ли меня в Гугле, сочтем риторическим):

Collapse )

Актуальное: часть вторая

Меня сейчас многие спрашивают — в письмах и звонках, вопросительно-недоуменно-тревожно, порой осторожно, как неизвестно насколько серьезно больного: как у вас там?
Collapse )

Актуальное: часть первая

Давно собиралась написать — но нынешнее сиденье часами в сети, возможно бессмысленное и уж точно беспощадное, лишь усугубляет, понятно, мой хронический цейтнот.

И все-таки, все-таки: дежавю десятилетней давности (немогумолчать и это не политика — это жизнь), но острее и усугубленнее. Знаете, для меня чуть ли не страшнее происходящего — реакция на него. Вроде бы столько живу на свете и про массовое сознание, легкость манипулирования и раздувания из искр пламени знаю немало — ан нет, оказалась не готова. Collapse )

голоса

_niece
    Кстати, тут о европейских ценностях много было разговоров — а ведь европейская ценность, пожалуй, одна — антропоцентризм (сказать бы — гуманизм, но термин с шестнадцатого века как-то переменил смысл и стал обозначать нечто вроде милости к падшим и хорошего отношения к лошадям). Остальное же — право собственности, личная неприкосновенность, дух предпринимательства, культ творчества — суть следствия. Все, что про индивидуум, то про Европу, а что про общности (народ, партию, церковь, класс, племя) — это уже про другое. И кто берется переделать человека под идею, тот, конечно, служит Великому Червю.

homo_nudus
    Помнится, христианство никогда не считало кастрацию спасением от болезни межличностных отношений. Поди, отрезав себе что-то, цело-мудренным не станешь.
    ...Догматы были дорожными знаками мысли, оградительной чертой перед обрывами (не мешавшей съезжать в солнечный лес для прогулки). Проще превратить их в забор вокруг загона и объявить все непохожее на забор бездорожьем и пропастью. Зачем ум, зачем мысли, достаточно бинарной ячейки с двумя возможными состояниями, достаточно системы опознавания «свой — чужой», которая может лишь спускать собак на чужих или просто стрелять без предупреждения, а на своего всегда подозрительно коситься — насколько свой да надолго ли?
    И чувств не нужно. Ну и что, что высшая добродетель — любовь, это же о высшей любви говорится. Высшим можно назвать что угодно, а лучше — пустоту и ничто. Можно даже превратить слово «высший» (и подобные ему) в эдакий семантический формант, образующий антонимы: высшая любовь — это нечто совершенно противоположное просто любви и несовместимое с ней; то же и с высшей справедливостью, высшей правдой, высшим милосердием, высшей свободой — «высший» устанавливает отношения контрадикторности, а не контрарности. Высшее выжигает все напалмом. Где Бог, там больше ничему нет места. Любое соседство кощунственно. Расходимся, граждане, не толпимся! Алавастровые сосуды и волосы сдаем охране!
    ...Вы думали, признак здоровья — это хотеть добра? Фигушки. Признак здоровья — ничего не хотеть. Бог создал все, чтобы мы это все ненавидели, тем самым укрепляясь в любви к Напалму Поядающему.

mevuelvoguajiro
    Прежде меня приводило в негодование засилье некомпетентности, хамства и глупости среди «тех, кто нами управляет». Новости всякий раз вызывали у меня чувство бессильной ярости.
    Ныне же политическое вызывает у меня совершенно иные мысли. Посмотрев на то, кто и как управляет, поражаешься, как вообще все это может работать.
    Непостижимо! Волшебно! Мир находится в руках темных, безответственных, самодовольных тупиц — и тем не менее все вертится! Ничто не делается как следует, но тем не менее все как-то делается.
    Ничем кроме ежечасного вмешательства высших сил я этого объяснить не могу.

<хамстер>
    Мудрый френд сказал как-то, что простые системы контролировать проще, чем сложные, поэтому вся бюрократия в мордоре нацелена на упрощение социальных систем, поэтому мордор так унифицированно однороден. Но я еще думаю, что в мордоре этому содействует «запрос снизу на простоту».
    Мордорянская мечта — массовая, основная, — давайте я буду честно трудиться, а вы за это решать все мои проблемы и жизнеобеспечивать. Я буду вас поругивать, если мне хочется пайки послаще или метража побольше, но в целом, конечно, в глубине души безумно ценить за огромное упрощение моей жизни.
    Ностальгия людей, не нюхавших совка, по совку, мне кажется, вызвана именно этой потребностью: не нюхать-то они его, конечно, не нюхали, но отлично понимают, что совок стоял между честным тружеником — и ледяным, космическим ужасом свободной воли, кошмаром личной ответственности за *всю свою жизнь* до последней детали.
    ...Отличник, солдат, заключенный — все они так или иначе типажи рабовладельческой формации. И даже тотальная дефолтная жуликоватость, постоянная готовность нарушить правила где только можно, выпить из горла хозяйского коньяка и долить чаем, стоит хозяину отвернуться, — тоже неотторжимо рабская. (Не в ругательном, в структурном смысле).

vmarat
    ...еще мне кажется, что если тебе показывают человека, попавшего в сложные для него обстоятельства, то наиболее выигрышная стратегия — все же продемонстрировать хотя бы минимальное сочувствие. Минусов никаких, разве засмеют лихие петлюровцы, но нам на это глядеть без надобности, а плюсы очевидны. Особенно девочек касается. Если девочка не умеет хотя бы изобразить сочувствие к другой девочке, которая, предположим, в тюрьме сидит беременная, или, например, возится с сотней-другой деток, у которых как положено ручки, ножки, ушки, волосики, плюс рак вот такенных размеров сверх всего положенного, — то это страшная девочка, та которая самая первая. Уж на что я не нарасхват, но и то обойду.

a_grabenich
    Издали приличному человеку кажется, что главная опасность (бытовая) исходит от молодых людей, которые произрастают непосредственно на благодатном черноземе рабочей окраины и живут по законам агрессивной к чужакам общины. Мне кажется, мы систематически недооцениваем, насколько сильно меняется социальная психология на протяжении последних десятилетий. Современный человек нуждается в поисках морального оправдания для агрессии, для использования насильственных методов разрешения конфликта. Нуждается — но это, к сожалению, не сдерживает его, а наоборот. Избыточная топика постиндустриальной культуры в изобилии предоставляет оправдательные мотивы — сколь угодно абсурдные, но для минутного импульса куда как годные. И мы имеем уже дело не с духовно непросвещенным «гопником», а с человеком, придумавшим подходящее обоснование своей агрессии. Причем наличие такого обоснования сообщает ему такое чувство моральной правоты, что старый добрый «Ты-С-Какого-Раена-Пацан» рядом с этим бледнеет: он-то, горемыка, всегда чувствовал, что попадись он на горяченьком — и хозяева жизни, и хозяева дискурса отрекутся от него. Моральная же правота неизбывна, она придает пьянящее ощущение безнаказанности и одновременно чувство заведомой недостаточности любой кары, обрушиваемой на головы врагов.

пунктиром

Впечатлившись эффектом шапки-невидимки, я воспользовалась очередным поводом и попросила у yettergjart букву для очередного флешмоба (ну а че, если такой интеллектуал как О.Б. не гнушается). На эту букву (мне досталась Б) нужно назвать 10 вещей, без которых не можешь жить.
Честно говоря, я застряла: не наберу десяти. То ли жизненно необходимых вещей не так много, то ли буква неправильная. Три, условно говоря, вещи вспомнила: Белль, братство (в отношениях меж человеками) и булки (в широком смысле). В детстве и в молодости начала бы с Блока, но давно уже обхожусь без. Заглянула в собственные интересы: там на Б — БГ (впрочем, он скорее на Г; тогда уж и Окуджаву можно), Бережков, Брель, бродить и быть собой. Ну вот бродить, наверно, можно в строку, а быть собой... так тут без вариантов. Еще, пожалуй, беспечность (озабоченной жить неуютно); да-да, хочется хлопотливо не свивать... то бишь нехлопотливо... в общем, ясно. Так что я позорно сдаюсь на полудесятке ;)

Между прочим, через неделю после моего день рожденья случился у «Гипериона». Пишу это с завистью к москвичам, у которых такое прекрасное место есть, а они (беспечные) этого не ценят, а некоторые даже и вовсе не знают. Нет, правда, популярность «Додо» или там «Фаланстера» вполне заслуженна, но у «Гипериона» есть свои, не пересекающиеся с прочими книжными лавками, чудесатости. Люди (Че, с которым я не знакома, но давно восхищаюсь на расстоянии, Динка и Белый, которыми, наоборот, удается иногда повосхищаться вблизи, и другие не менее), книги (весной я напокупала много... ну, на сколько хватило; а вот поглядите на эту — ведь близка к абсолюту), штуки, не говоря уже о концертах — от Чикиной до Певзнера — и о замечательных пирогах к чаю ) В общем, всех, кто не, посылаю на Рабочую, 38.

Кстати о книгах. Растиражированная цитата из Бориса Дубина: «34% россиян с высшим образованием никогда не читали книг. И не хотят». И на ее фоне — другая, с Опенспейса: Мне, признаюсь, трудно прочесть что-то претендующее на художественность, но художеством не являющееся. Трудно именно физически, физиологически. Письмо не справилось со своей основной задачей, и это видно сразу, с первой страницы. Ты открываешь книгу, а она рявкает на тебя и пытается укусить.
Ну вот да.

...Я, может (угрожающе), и впредь стану тут появляться с буквами. А то Малпа пообещала приходить, если я буду почаще писать, а Оленева и вовсе писателем дразнится; куда деться-то.